ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 65, лит. А
http://13aas.arbitr.ru


ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 


г. Санкт-Петербург
06 октября 2021 года                                                                                          Дело №А56-10007/2021

 

Резолютивная часть постановления объявлена 30 сентября 2021 года
Постановление изготовлено в полном объеме 06 октября 2021 года

 

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе: председательствующего Горбачевой О.В.? судей Будылевой М.В., Загараевой Л.П.
при ведении протокола судебного заседания: секретарем судебного заседания Снукишкис И.В. при участии:
от истца (заявителя): Сагадыков Ю.А. – доверенность от 22.09.2021 г.
от ответчика (должника): Федотова О.В. – доверенность от 11.01.2021 г.
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы (регистрационный номер 13АП-25693/2021, 13АП-26277/2021) ИП Былук А.Л., ФКУ "Северо-Западное окружное управление материально-технического снабжения Министерства внутренних дел Российской Федерации" на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.06.2021 по делу № А56-10007/2021 (судья Сурков А.А.), принятое по иску ИП Былук Анжелики Леонидовны к ФКУ "Северо-Западное окружное управление материально-технического снабжения Министерства внутренних дел Российской Федерации" о взыскании


УСТАНОВИЛ:


       Индивидуальный предприниматель Былук Анжелика Леонидовна (ОГРНИП:
319508100058962, далее – Предприниматель, далее - истец) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Федеральному Казенному Учреждению "Северо-Западное Окружное Управление материально-технического снабжения Министерства Внутренних дел Российской Федерации" (адрес: Россия 190031, г Санкт-Петербург, ул Казначейская, 11, ОГРН: 1027810242624, далее – Учреждение, ответчик) о применении положений статьи 333 ГК РФ к последствиям нарушения поставщиком своих обязательств по контракту от 14.08.2020 № 2020188102792007812033570/279 (далее – Контракт), о признании незаконным уведомления Федерального Казенного Учреждения "Северо-Западное окружное управление материально-технического снабжения Министерства внутренних дел Российской Федерации» от 06.11.2020 № СЗ/ЮР-230 в части
уменьшения оплаты за поставленный товар на сумму неустойки (пени, штрафа) на 960 000 руб., в части начисления штрафа в сумме 2 250 177,41 рубль, признании незаконным требования Федерального Казенного Учреждения "Северо-Западное окружное управление материально-технического снабжения Министерства внутренних дел Российской Федерации» о выплате по банковской гарантии в размере 2 250 177,41 руб.
       Решением суда первой инстанции от 10.06.2021 в удовлетворении требований отказано.
       В апелляционной жалобе истец, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела просит решение суда первой инстанции отменить и удовлетворить заявленные требования в полном объеме.
       В апелляционной жалобе ответчик, просит изменить мотивировочную часть решения суда исключив из нее выводы о неправильном начислении штрафа, ссылаясь на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела и условиям заключенного контракта.
       В судебном заседании представители сторон поддержали доводы своих апелляционных жалоб, возражали против удовлетворении жалоб друг друга.
       Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверены в апелляционном порядке.
       Как следует из материалов дела по результатам проведенного аукциона в электронной форме Предприниматель и Учреждение заключили Контракт на поставку масок защитных медицинских от 14.08.2020 № 2020188102792007812033570/279.
       С учетом дополнительного соглашения № 1 от 03.09.2020 сумма Контракта составила

21 120 000 руб.
       В соответствии с пунктом 3.1. Контракта сроки исполнения Поставщиком своих обязательств по поставке товара (сроки поставки) установлены в Спецификации (отгрузочной разнарядке). В силу пункта 3.2. Контракта днем исполнения Поставщиком обязательств по поставке товара считается дата доставки товара Грузополучателю (ям), указанная в товарной накладной Грузополучателем (ями), при условии, что поставленный товар в дальнейшем будет принят на количество и качество в соответствии с разделом 4 настоящего Контракта и оплачен Заказчиком установленным Контрактом порядке.
       Спецификацией к Контракту установлены следующие сроки (этапы) поставки Товара:
первый этап 2 000 000 масок с момента заключения Контракта и до 14.08.2020
включительно;
второй этап: 2 000 000 масок до 21.08.2020 включительно;
третий этап: 2 000 000 масок до 28.08.2020 включительно;
четвертый этап: 2 000 000 масок до 04.09.2020 включительно;
пятый этап: 3 000 000 масок до 11.09.2020 включительно.
       Фактически при исполнении условий контракта предпринимателем допушены нарушения его условий.
       По первому этапу товар в количестве 2 000 000 масок поставлен в период с 18.08.2020 по 18.09.2020, то есть с нарушением сроков поставки;
       По второму этапу товар в количестве 2 000 000 масок поставлен в период с 18.09.2020 по 05.11.2020, то есть с нарушением сроков поставки;
       По третьему этапу поставлен товар в количестве 26 500 штук по товарной накладной от 05.11.2020, то есть установлен как факт нарушения срока поставки, так и недопоставка;
       Товар по четвертому и пятому этапам не поставлен.
       Пунктом 7.4. Контракта предусмотрено, что в случае просрочки исполнения Поставщиком обязательств (в том числе гарантийных обязательств), нарушения сроков поставки товара, указанных в Спецификации, Заказчик направляет Поставщику требование об уплате пени. Пеня начисляется за каждый день просрочки исполнения Поставщиком обязательств, предусмотренных Контрактом, в размере одной трехсотой действующей на дату уплаты пени ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от цены Контракта, уменьшенной на сумму, пропорциональную объему обязательств, предусмотренных Контрактом и фактически исполненных Поставщиком.
       Пунктом 7.5. Контракта предусмотрено, что в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения Поставщиком обязательств, предусмотренных Контрактом, Заказчик направляет Поставщику требование об уплате штрафов. Штрафы начисляются за каждый факт неисполнения или ненадлежащего исполнения Поставщиком обязательств, предусмотренных Контрактом, за исключением просрочки исполнения обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных Контрактом. Размер штрафа устанавливается в размере 5 % цены Контракта.
       В обеспечение надлежащего исполнения обязательств по Контракту в соответствии с п. 10.1. Контракта Поставщиком была предоставлена банковская гарантия от 13 августа 2020 года № 262206 (далее - Банковская гарантия), выданная Акционерным Обществом Коммерческий Банк «Модульбанк».
       12.10.2020 заказчиком принято решение об одностороннем отказе от исполнения Контракта и исполнителю направлено уведомление об одностороннем отказе в связи с существенными нарушениями условий Контракта. Решение об одностороннем отказе от исполнения контракта вступило в силу 06.11.2020.
       06.11.2020 в адрес истца Заказчиком направлено уведомление № СЗ/ЮР-230 о начислении неустойки в размере 42 177,41 рубль за нарушение сроков поставки в соответствии с пунктом 7.4. контракта и штрафа в размере 3 168 000 рублей, начисленного в соответствии с пунктом 7.5 контракта. Указанным уведомлением Заказчик в соответствии с пунктом 2.9. контракта уведомил об уменьшении оплаты за поставленный товар на сумму 960 000 рублей, а также о взыскании штрафа в сумме 2 250 177,41 рубль путем направления требования об осуществлении выплаты по банковской гарантии.
       06.11.2020 Ответчик направил в Акционерное общество Коммерческий Банк «Модульбанк» требование об осуществлении уплаты денежной суммы в размере 2 250 177,41 рубль по банковской гарантии.
       Поскольку денежные средства по банковской гарантии выплачены не были, ответчик обратился в арбитражный суд Костромской области с иском о взыскании с банка денежных средств (дело № А31-1362/2021).
       Истец полагая, что размер неустойки и штрафа не отвечает требованиям разумности, поскольку составляет 50% от стоимости поставленного товара, обратился в арбитражный суд с иском о применении положений ст. 333 ГК РФ к спорным правоотношениям, а также о признании незаконными в части уведомления от 06.11.2020 № СЗ/ЮР-230 в части уменьшения оплаты за поставленный товар на сумму неустойки (пени, штрафа) на 960 000 руб., в части начисления штрафа в сумме 2 250 177,41 рубль, требования от 06.11.2020 об осуществлении уплаты денежной суммы по банковской гарантии в размере 2 250 177,41 руб.
       Суд первой инстанции установив, что при исчислении размера неустойки за нарушение срока поставки Заказчиком допущено необоснованное применение пониженной ставки, определил размер пени в сумме 187 906,88 рублей, а также сделав вывод о необоснованности начисления штрафа в сумме превышающей 1 056 000 рублей (по мнению суда исполнителем допущен один факт нарушения условий контракта) отказал истцу в удовлетворении требований.
       Апелляционный суд, исследовав материалы дела, проанализировав доводы апелляционной жалобы, считает, что решение суда первой инстанции подлежит отмене.
       Согласно статьям 329, 330 ГК РФ, частям 4, 5, 8 статьи 34 Закона N 44-ФЗ, п. 7.5 контракта за каждый факт неисполнения или ненадлежащего исполнения исполнителем обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом, размер штрафа устанавливается в следующем порядке, установленном Правилами определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 30.08.2017 N1042 (за исключением случаев, предусмотренных пунктами 4 - 8 Правил) (в ред. Постановления Правительства РФ от 02.08.2019 N 1011): 5 процентов цены контракта (этапа) в случае, если цена контракта (этапа) составляет от 3 млн. рублей до 50 млн. рублей (включительно) (подпункт б).
       Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (пункт 1 статьи 330 ГК РФ).
       С момента введения в действие первой части Гражданского кодекса высшие судебные инстанции Российской Федерации неоднократно указывали на то, что гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 14.07.1997 N 17 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации", Определения Конституционного Суда РФ от 07.10.1999 N 137-О, от 14.12.1999 N 228-О, от 21.06.2000 N 137-О и др.)
       Контрактная система в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения
государственных и муниципальных нужд является специальным институтом, для которого, однако, характерны многие особенности гражданских правоотношений, в том числе - возможность взыскания неустойки: в соответствии с частью 6 статьи 34 Закона N 44-ФЗ в случае просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом, заказчик направляет поставщику (подрядчику, исполнителю) требование об уплате неустоек (штрафов, пеней).
       В настоящем случае стороны согласовали условие, в соответствии с которым за каждый факт неисполнения или ненадлежащего исполнения исполнителем обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом, размер штрафа устанавливается в виде фиксированной суммы в размере 1 056 000 рубля (пункт 7.5 контракта).
       Указанный пункт контракта соответствует части 8 статьи 34 Закона N 44-ФЗ, в
соответствии с которой штрафы начисляются за неисполнение или ненадлежащее исполнение поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом. Размер штрафа устанавливается контрактом в виде фиксированной суммы, определенной в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.
       Возможность начисления штрафа за неисполнение обязательств, как было указано выше, предусмотрена нормами Закона N 44-ФЗ и пунктом 7.5 контракта.
       Таким образом, фактическое неисполнение ответчиком обязательств по контракту, свидетельствует как о просрочке исполнения обязательства (нарушение срока выполнения работ), так и о нарушении условий контракта в целом - работы, не были выполнены в срок.
       Следовательно, в настоящем случае заказчик справедливо полагал о возможности взыскания с подрядчика как пени (за просрочку исполнения обязательств, пункт 7.4 контракта), так и штрафа (неисполнение условий контракта, пункт 7.5 контракта).
       Взыскание в подобных случаях штрафа, соответствует правовой позиции, содержащейся в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 09.03.2017 N 302-ЭС16-14360, от 20.12.2018 N 310-ЭС18-13489, а также разъяснениям, изложенным в пункте 36 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017).
       Аналогичная правовая позиция отражена в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 22.07.2021 N 302-ЭС21-7074, А19-7006/2020.
       Условиями контракта стороны согласовали поставку товара пятью этапами, согласованием сроков и объемов поставки.
       Из материалов дела также следует, что предпринимателем поставка товаров по третьему этапу осуществлена частично, поставка товаров по четвертому и пятому этапам не осуществлена.
       Поскольку пунктом 7.5. контракта предусмотрено начисление штрафа за каждый факт неисполнения или ненадлежащего исполнителя условий контракта, суд апелляционной инстанции считает, что в рассматриваемом случае истцом допущено 3 факта нарушением условий контракта, а именно недопоставка товаров по 3-му этапу, непоставка товаров по 4 этапу, непоставка товаров по 5 этапу.
       Дополнительным соглашением определена цента контракта, которая составила 21 120 000 рублей.
       Размер штрафа в соответствии с условиями контракта составляет 3 168 000 рублей (21 120 000 рублей х 5% х 3 нарушения).
       При таких обстоятельствах Заказчик обоснованно начислил штраф на основании пункта 7.5. контракта в общей сумме 3 168 000 рублей.
       Вывод суда первой инстанции о том, что в рассматриваемом случае подлежит начислению штраф только в сумме 1 056 000 рублей за одно нарушение послужившее основанием для отказа заказчика от договора, со ссылкой на пункт 36 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017, признается апелляционным судом ошибочным.
       Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 36 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017, согласно которой следует, что фактическое неисполнение обязательства не означает невозможность начисления пени за просрочку поставки, поскольку неисполнение поставщиком обязательств по поставке товара в установленный срок свидетельствует как о нарушении условий договора в целом (поставка не осуществлена), так и о просрочке исполнения обязательства (нарушение срока поставки товара), которая имела место с момента наступления срока поставки до момента расторжения договора в связи с односторонним отказом заказчика от него.
       В настоящем случае стороны согласовали как условия поставки продукции по конкретным этапам, так и условие, в соответствии с которым за каждый факт неисполнения или ненадлежащего исполнения исполнителем обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом, размер штрафа в виде фиксированной суммы.
       Поскольку истцом допущено 3 факта нарушения условий контракта, а именно недопоставка товаров по 3 этапу, непоставка товаров по 4 этапу, непоставка товаров по 5 этапу, ответчик обоснованно произвел начисление штрафа в сумме 3 168 000 рублей.
       Истец при обращении в суд с иском ходатайство о применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации к размеру начисленного штрафа.
       Как следует из разъяснений пункта 75 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (далее - постановление Пленума N 7), при оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3, 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).
       Согласно пункту 77 постановления Пленума N 7 снижение размера договорной неустойки, подлежащей уплате коммерческой организацией, индивидуальным предпринимателем, а равно некоммерческой организацией, нарушившей обязательство при осуществлении ею приносящей доход деятельности, допускается в исключительных случаях, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может повлечь получение кредитором необоснованной выгоды (пункты 1 и 2 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации).
       Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.
       При этом степень соразмерности заявленной истцом неустойки последствиям
нарушения обязательства является оценочной категорией, в силу чего только суд вправе дать оценку указанному критерию исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела, как того требуют положения статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
       Контрактная система в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения
государственных и муниципальных нужд основывается наряду с иными принципами на принципе ответственности за результативность обеспечения государственных и муниципальных нужд (статьи 6, 12 Закона о контрактной системе). Это обеспечивается помимо прочего установлением гражданско-правовой ответственности исполнителей услуг.
       Пункт 7.5 контракта соответствует части 8 статьи 34 Закона N 44-ФЗ, размер штрафа установлен контрактом в виде фиксированной суммы, определенной в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а именно: 5% цены контракта (этапа), если цена контракта (этапа) составляет от 3 млн. рублей до 50 млн. рублей (включительно).
       Вместе с тем, начисление неустойки на общую сумму государственного контракта без учета надлежащего частичного исполнения противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному пунктом 1 статьи 1 ГК РФ, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за неисполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом. Между тем превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.
       Данный правовой подход был изложен в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.07.2014 N 5467/14, и впоследствии поддержан Верховным Судом РФ в определениях от 13.10.2015 N 306-ЭС15-13374 по делу N А12-43662/2014, от 22.06.2017 N 305-ЭС17-624 по делу N А40-208730/2015.
       В соответствии с правовой позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащейся в пункте 9 постановления от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах", в тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув
соответствующий договор по требованию такого контрагента.
       Включение в контракт условий, предусматривающих начисление штрафа исполнителю от цены контракта без учета фактически поставленного товара свидетельствует о несоразмерности размера начисленного штрафа последствиям нарушения условий контракта.
       На основании изложенного апелляционный суд считает, что соразмерным следует считать начисление штрафа за неисполнение принятых обязанностей по поставке товаров, исходя из стоимости товаров, поставка которых не была осуществлена.
       Аналогичные выводы о расчете штрафа от стоимости неисполненных обязательств поддержал Верховный Суд РФ в определении от 16.03.2018 N 303-ЭС18-2398 по делу N А73-4895/2017.
       Истцом допущено нарушение контракта в части поставки товаров по 3 этапу на сумму 3 789 120 рублей, по 4 этапу на сумму 3 840 000 рублей, по 5 этапу на сумм 5 760 000 рублей.
       Вместе с тем заказчиком сумма штрафа по каждому этапу рассчитана от общей цены договора – 21 120 000 рублей.
       При этом, фактически истцом осуществлена поставка товаров на сумму 7 730 886 руб.
       Таким образом, требования Заказчика о взыскании с истца штрафов, рассчитанных в соответствии с пунктом 7.5 контракта, признаются апелляционным судом обоснованными в общей сумме 669 456 рублей, в том числе:
       По третьему этапу – 189 456 рублей (3 730 880 х 5%);
       По четвертому этапу – 192 000 рублей (3 840 000 х 5%);
       По пятому этапу – 288 000 рублей (5 760 000 х 5%).
       Получение в рамках исполнения государственных контрактов денежных средств с поставщиков (исполнителей, подрядчиков) за счет завышения санкций не отнесено к целям принятия Закона N 44-ФЗ и может воспрепятствовать этим целям, дискредитировав саму идею размещения государственных и муниципальных заказов на торгах, обеспечивающих прозрачность, конкуренцию, экономию бюджетных средств и направленных на достижение антикоррупционного эффекта.
       Исходя из смысла действующего законодательства, равные начала предполагают определенную сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств. Превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.
       В рассматриваемом случае какие-либо данные, свидетельствовавшие о том, что неисполнение исполнителем обязательства по договору повлекло для заказчика ущерб, который соответствовал взыскиваемой им сумме штрафа, отсутствовали; доказательства того, что нарушение обязательства исполнителем имело для заказчика, действовавшего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно, какие-либо последствия, последним представлены не были.
       Кроме того, в рамках исполнения контракта ответчиком произведен расчет неустойки за нарушение сроков поставки в соответствии с пунктом 7.4 контракта в сумме 42 177,41 руб.
       При рассмотрении дела в суде первой инстанции установлено нарушение при
исчислении неустойки, выразившееся в неправильном применении ставки, что привело к необоснованному занижению размера пени. Судом первой инстанции установлено, что пени подлежат начислению в сумме 187 906,88 рублей.
       Указанный вывод суда первой инстанции сторонами в рамках апелляционного производства не оспаривается.
       Таким образом, общая сумма пени и штрафа, подлежащих взысканию с истца за ненадлежащее исполнения обязательств по контракту составляет 857 362,88 рублей (штрафы в сумме 669 456 рублей + пени в сумме 187 906,88 рублей).
       Пунктом 2.9 контракта сторонами согласовано, что в случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязательств по контракту со стороны Поставщика, оплата Заказчиком по контракту может быть осуществлена путем выплаты Поставщику суммы за поставленный товар, уменьшенной на сумму неустойки (пени, штрафов).
       Оценив представленные в материалы дела доказательства, с учетом разъяснений, изложенных в пункте 79 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", апелляционный суд пришел к выводу о наличии оснований для снижения размера неустойки, начисленной ответчиком за нарушение истцом обязательств по контракту, ввиду явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства, исходя из того, что удержание неустойки не лишает должника права ставить вопрос о применении к списанной/удержанной неустойке
положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации путем предъявления самостоятельного иска.
       Аналогичная позиция изложена в Определении ВС РФ от 28.06.2017 N 305-ЭС17-7505.
       На основании изложенного апелляционный суд считает, что требования истца подлежат удовлетворению в части признании незаконным уведомления Федерального Казенного Учреждения "Северо-Западное окружное управление материально-технического снабжения Министерства внутренних дел Российской Федерации» от 06.11.2020 № СЗ/ЮР-230 в части уменьшения оплаты за поставленный товар на сумму неустойки (пени, штрафа) в размере 102 637,12 рублей (960 000 рублей – 857 362,88 рублей), а также в части начисления штрафа в сумме 2 250 177,41 рубль.
       Основания для удовлетворения требований истца в остальной части апелляционный суд не усматривает по следующим основаниям.
       В силу положений части 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим Кодексом.
       В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации судебной защите подлежат оспоренные или нарушенные права.
       Защита гражданских прав осуществляется способами, предусмотренными статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации. Избранный заявителем способ защиты должен быть не только предусмотрен законом (статья 12 Гражданского кодекса Российской Федерации), но и соответствовать содержанию нарушенного права и характеру нарушения, а в результате применения соответствующего способа защиты нарушенное право должно быть восстановлено.
       В соответствии с пунктом 1 статьи 368 Гражданского кодекса Российской Федерации по независимой гарантии гарант принимает на себя по просьбе другого лица (принципала) обязательство уплатить указанному им третьему лицу (бенефициару) определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного гарантом обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства. Требование об определенной денежной сумме считается соблюденным, если условия независимой гарантии позволяют установить подлежащую выплате денежную сумму на момент исполнения обязательства гарантом.
       Пунктом 1 статьи 376 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что гарант отказывает бенефициару в удовлетворении его требования, если это требование либо приложенные к нему документы не соответствуют условиям гарантии либо представлены гаранту по окончании определенного в гарантии срока. Гарант должен немедленно уведомить бенефициара об отказе удовлетворить его требование.
       При этом предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство (статья 370 Гражданского кодекса Российской Федерации).
       Независимость банковской гарантии от основного обязательства обеспечивается наличием специальных (и при этом исчерпывающих) оснований для отказа гаранта в удовлетворении требования бенефициара, которые не связаны с основным обязательством (пункт 1 статьи 376 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также отсутствием у гаранта права на отказ в выплате при предъявлении ему повторного требования (пункт 2 статьи 376 Гражданского кодекса Российской Федерации).
       Отход от принципа независимости гарантии допускается только при злоупотреблении бенефициаром своим правом на безусловное получение выплаты. Для применения норм о злоупотреблении правом в споре о взыскании долга по независимой гарантии необходимо, чтобы из обстоятельств дела явно следовало намерение бенефициара, получившего вне всяких разумных сомнений надлежащее исполнение по основному обязательству, недобросовестно обогатиться путем истребования платежа от гаранта (пункт 11 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 05.06.2019).
       Судом апелляционной инстанции установлено, что доказательств, бесспорно
свидетельствующих о злоупотреблении правами со стороны бенефициара (предприятия) истцом вопреки статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.
       В силу статьи 375.1 Гражданского кодекса Российской Федерации бенефициар обязан возместить гаранту или принципалу убытки, которые причинены вследствие того, что представленные им документы являлись недостоверными либо предъявленное требование являлось необоснованным.
       На основании вышеизложенных норм, при необоснованности требований бенефициара, закон прямо устанавливает способ защиты нарушенного права - возможность взыскания убытков. Следовательно, апелляционный суд приходит к выводу об избрании истцом ненадлежащего способа защиты права.
       Действующим законодательством Российской Федерации не предусмотрен такой способ защиты права как запрет лицу осуществлять исполнение по действительной сделке.
       Требование о выплате денежных средств по банковской гарантии не является ни сделкой, ни ненормативным правовым актом, оспаривание требования законом не предусмотрено. Исходя из характера возникших между сторонами правоотношений, истец вправе требовать защиты его прав и законных интересов путем предъявления материально-правового требования в порядке статьи 375.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (о взыскании убытков), а не путем признания незаконным требования о выплате денежных средств по банковской гарантии.
       При таких обстоятельствах, ввиду избрания истцом ненадлежащего способа защиты права, у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания для удовлетворения требований о признании незаконным требования Федерального Казенного Учреждения "Северо-Западное окружное управление материально-технического снабжения Министерства внутренних дел Российской Федерации» о выплате по банковской гарантии в размере 2 250 177,41 руб.
       Указанные выводы соответствуют правовой позиции, изложенной в Определении Верховного суда от 24.08.2021 N 303-ЭС21-13802.
       Руководствуясь статьями 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд


ПОСТАНОВИЛ:

       Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.06.2021 по делу N А56-10007/2021 отменить.
       Признать незаконным уведомление Федерального Казенного Учреждения "Северо-Западное окружное управление материально-технического снабжения Министерства внутренних дел Российской Федерации» от 06.11.2020 № СЗ/ЮР-230 в части уменьшения оплаты за поставленный товар на сумму неустойки (пени, штрафа) в размере 102 637,12 руб., в части начисления штрафа в сумме 2 250 177,41 рубль.
       В остальной части в удовлетворении требований отказать.
       Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

 


Председательствующий                                                                                                    О.В. Горбачева
Судьи                                                                                                                                      М.В. Будылева
                                                                                                                                                 Л.П. Загараева