4361/2020-339206(4)
Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области
191124, Санкт-Петербург, ул. Смольного, д.6
http://www.spb.arbitr.ru

 


Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ

 


г. Санкт-Петербург
09 октября 2020 года                                                                                       Дело № А56-95336/2019

 

       Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе судьи
Шелемы З.А.,
       рассмотрев в порядке упрощенного производства дело по иску:
истец: общество с ограниченной ответственностью «Инкор страхование» (адрес: Россия,
141802, Московская область, город Дмитров, улица Бирлово поле, дом 13, офис 3,
ОГРН: 1027739045520, Дата присвоения ОГРН: 06.08.2002, ИНН: 7733108576);
ответчик: акционерное общество «Страховая компания «Двадцать первый век» (адрес:
Россия, 191014, Санкт-Петербург, проспект Литейный, 57А, литера А, ОГРН:
1027808760539, Дата присвоения ОГРН: 19.12.2002, ИНН: 7817021522);
о взыскании 400.000 руб. 00 коп.

 

УСТАНОВИЛ:

       Общество с ограниченной ответственностью «Инкор страхование» (далее – истец) обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с исковым заявлением к акционерное общество «Страховая компания «Двадцать первый век» (далее – ответчик) с требованием о взыскании 400 000 руб. страхового возмещения в порядке суброгации (страховой полис ХХХ № 0033856552), неустойку в размере 1% в день, начисленную на 400 000 руб. страхового возмещения, начиная с 30.04.2019 и до момента фактического исполнения денежного обязательства, а также финансовую санкцию в размере 0,05% в день от установленной законом страховой суммы по виду при причиненного вреда и до дня присуждения ее судом.
       Определением от 19.09.2019 исковое заявление принято к производству в порядке главы 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
       Стороны извещены о принятии искового заявления к производству, рассмотрении дела в порядке упрощенного производства в соответствии с частью 2 статьи 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
       Дело рассмотрено судом в порядке упрощенного производства без вызова сторон в соответствии с частью 5 статьи 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
       Исследовав и оценив в совокупности, представленные в материалы дела доказательства, суд установил следующие обстоятельства.
       09.10.2018 произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Ауди, г.р.з. О202АА78, под управлением Григорьева В.В. и автомобиля ГАЗ 33021, г.р.з. О579ЕТ178, под управлением Тошова Ш.З.
       В результате указанного ДТП автомобилю Ауди, г.р.з. О202АА78 причинены механические повреждения.
       Истец, признав полную (конструктивную) гибель транспортного средства, произвел выплату страхового возмещения в размере 976.770 руб. 00 коп., что подтверждается платежными поручениями № 3415 от 05.12.2018; № 3414 от 05.12.2018.
       Направленная в адрес ответчика претензия исх. № 830/01-37 от 28.03.2019 г. оставлена последним без удовлетворения, что послужило основанием для обращения истца в суд с настоящим иском.
       В соответствии со п. 1 ст. 965 ГК РФ Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.
       В силу статьи 387 ГК РФ при суброгации права кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая, переходят к страховщику в силу закона.
       При этом при суброгации не возникает нового обязательства, а происходит замена кредитора (потерпевшего) в уже существующем обязательстве.
       Поэтому право требования, перешедшее к новому кредитору в порядке суброгации, осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки (пункт 2 статьи 965 ГК РФ).
       В данном случае права потерпевшего о возмещении ущерба регулируются статьями 15, 1064, 1072, 1079 ГК РФ.
       Как определено п. 1 ст. 1064 ГК Российской Федерации, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
       В соответствии со ст. 1082 ГК Российской Федерации удовлетворяя требование о
возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо,
ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того
же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные
убытки (п. 2 ст. 15 ГК Российской Федерации).
       Исходя из положений п. 1 ст. 15 ГК Российской Федерации, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
       Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (п. 2 ст. 15 ГК Российской Федерации).
       Согласно статье 7 Федерального закона от 25 апреля 2002 года М940-ФЗ «Об
обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400 тысяч рублей.
       Согласно пункту 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 года
№ 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской
ответственности владельцев транспортных средств" при причинении вреда потерпевшему
возмещению подлежат восстановительные и иные расходы, обусловленные наступлением
страхового случая и необходимые для реализации потерпевшим права на получение страхового возмещения.
       Таким образом, требования истца о взыскании 400.000 руб. 00 коп. страхового возмещения в порядке суброгации подлежат удовлетворению в полном объеме.
       Также истцом заявлено требование о взыскании неустойки в размере 1% в день,
начисленной на 400 000 руб. страхового возмещения, начиная с 30.04.2019 и до момента
фактического исполнения денежного обязательства, а также финансовой санкции в
размере 0,05% в день от установленной законом страховой суммы по виду при
причиненного вреда и до дня присуждения ее судом.
       Согласно статье 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой
(штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма,
которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.
       Ответчик, возражая против удовлетворения исковых требований, полагает неправомерным начисление неустойки в порядке суброгации.
       Указанный довод ответчика несостоятелен ввиду следующего.
       Согласно п. 70 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской
ответственности владельцев транспортных средств» передача прав потерпевшего
(выгодоприобретателя) по договору обязательного страхования допускается только с
момента наступления страхового случая.
       Право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, включая права, связанные с основным требованием, в том числе требования к страховщику, обязанному осуществить страховую выплату в соответствии с Законом об ОСАГО, уплаты неустойки и суммы финансовой санкции (пункт 1 статьи 384 ГК РФ, абзацы второй и третий пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО).
       Эти же правила применяются к случаям перехода к страховщику, выплатившему
страховое возмещение, прав в порядке суброгации, поскольку такой переход является
частным случаем перемены лиц в обязательстве на основании закона (подпункт 4 пункта 1 статьи 387, пункт 1 статьи 965 ГК РФ).
       Также ответчик заявил о снижении размера неустойки в порядке статьи 333 ГК РФ.
       Положения Гражданского кодекса Российской Федерации о неустойке не содержат каких-либо ограничений для определения сторонами обязательства размера
обеспечивающей его неустойки. Вместе с тем часть первая его статьи 333 предусматривает право суда уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т.е., по существу, - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.
       Вместе с тем, часть первая статьи 333 ГК Российской Федерации, предусматривающая возможность установления судом баланса между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате совершенного им правонарушения, не предполагает, что суд в части снижения неустойки обладает абсолютной инициативой - исходя из принципа осуществления гражданских прав в своей воле и в своем интересе (пункт 2 статьи 1 ГК Российской Федерации) неустойка может быть уменьшена судом при наличии соответствующего волеизъявления со стороны ответчика.
       Согласно пунктам 9-10 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 года №16 «О свободе договора и ее пределах» в тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в
себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным
образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а
контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания
отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе
применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах
присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию
такого контрагента. В то же время, поскольку согласно пункту 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании статьи 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по статье 169 ГК РФ. При рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий суд должен оценивать спорные условия в совокупности со всеми условиями договора и с учетом всех обстоятельств дела. Так, в частности, суд определяет фактическое соотношение переговорных возможностей сторон и выясняет, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также учитывает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д.
       В соответствии с пунктом 1 статьи 330 и части первой статьи 333 Кодекса неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения. Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. В силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации законодатель устанавливает основания и пределы необходимых ограничений прав и свобод конкретного лица в целях защиты прав и законных интересов других лиц. Это касается и свободы договора при определении на основе федерального закона такого его условия, как размер неустойки: он должен быть соразмерен указанным в этой конституционной норме целям.
       В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформировавшейся при осуществлении конституционно-правового толкования статьи 333 Гражданского Кодекса Российской Федерации, при применении данной нормы суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности (неустойкой) и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2000 № 263-О).
       Гражданско-правовая ответственность должна компенсировать потери кредитора, а не служить его обогащению. Этим объясняется то, что по общему правилу убытки взыскиваются в сумме, не покрытой взысканной неустойкой, а взыскание неустойки сверх суммы взысканных убытков является редчайшим исключением.
       Вместе с тем, согласно рекомендациям, изложенным в Постановлении Пленума
Высшего Арбитражного суда Российской Федерации № 81 от 22.12.2011, при рассмотрении вопроса о необходимости снижения неустойки по заявлению ответчика на основании статьи 333 ГК РФ судам следует исходить из того, что неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного обязательства позволяет ему неправомерно пользоваться чужими денежными средствами. Поскольку никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, условия такого пользования не могут быть более выгодными для должника, чем условия пользования денежными средствами, получаемыми участниками оборота правомерно (например, по кредитным договорам).
       Разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства, суд должен определить величину, достаточную для компенсации потерь кредитора.
       Исходя из вышеизложенного, учитывая обстоятельства дела, суд полагает возможным снизить размер неустойки и взыскать с ответчика неустойку, начисленную на 400 000 руб. страхового возмещения, начиная с 30.04.2019 по день фактической выплаты страхового возмещения, исходя из 0,5% в день от неоплаченной части, но не более 400 000 руб., 23 500 руб. финансовой санкции.
       В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются со стороны.
       Руководствуясь статьями 110, 167-170, 229 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области,

 

РЕШИЛ:

       Взыскать с акционерного общества «Страховая компания «Двадцать первый век» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Инкор страхование» 400 000 руб. страхового возмещения в порядке суброгации, неустойку, начисленную на 400 000 руб. страхового возмещения, начиная с 30.04.2019 по день фактической выплаты страхового возмещения, исходя из 0,5% в день от неоплаченной части, но не более 400 000 руб., 23 500 руб. финансовой санкции, а также 11 000 руб. расходов по плате государственной пошлины.
       В удовлетворении остальной части иска отказать с учетом применения положений стати 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.
       Взыскать с акционерного общества «Страховая компания «Двадцать первый век» в доход федерального бюджета 470 руб. государственной пошлины.
       Решение подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в срок, не превышающий пятнадцати
дней со дня принятия решения в полном объеме.


Судья                                                                                                                                          Шелема З.А.